Введение
Издательство Инфо-ДВД
Внутри Инфо-ДВД
Карьера в Инфо-ДВД


«Инвестиционные идеи на рынке искусства. Мысль № 2. Вложения в работы Олега Целкова»

Почему Целков? Творческое значение. Полярность зрительских оценок, как нигде, хорошо просматривается в реакции на творчество Олега Целкова (р. 1934) Одни искренне поражены смелостью и энергетикой «мутантов», вторым совершенно непонятен успех этих охальных рож. Либо так, либо эдак. И не важно, какая из этих аудиторий больше. Естественно допустить, что зрителей, которые испытывают дискомфорт в присутствии многих работ Целкова, все же большинство. Тоже имеют право. Пусть. Прекрасно можно понять. Куда важнее, чтобы не было неопределенного отношения типа «скорее нравится, чем нет» или «немного нравится, но…». А все остальное — плата за новаторство, плата за талант, за упорство в утверждении необычной темы, за терпение и устойчивость к критике. И плата за успех, наконец.

В карьерном смысле получается скорее портрет баловня судьбы. Судите сами: человек не противостоял политической системе, на беляевский бульдозерный пленер не выходил, в Манеже с Хрущевым не спорил, обличительных статей на западе не публиковал — словом, диссидентом не был, инакомыслия, кроме как в творчестве, не афишировал. Тем не менее в прогрессивной тусовке был своим. Был популярен, и вообще всегда желанный гость на посиделках интеллигенции. А как художник был и вовсе моден: в Тушино к нему водил покупателей сам поэт Евтушенко. Да, редкие выставки для прогрессивных физиков успевали закрывать в первые же 15 минут вернисажа — такое уж было время, да и пострашнее вещи бывали. Был период безденежья, но потом он сменился этапом относительного коммерческого успеха, когда цена одной картины даже со скидкой для своих значительно превышала месячную зарплату советского инженера. А с неформальным признанием уже и не нужны особые преференции от системы.

Но главное везение художника — в другом. Уже в 1961 году Целков нашел свою магистральную тему — лица-личины-маски. Другие десятилетиями ищут, экспериментируют, находят (если находят) годам к сорока, а то и под конец жизни. А Целкову еще тридцати не было, и — нашел. Чуть ли не приснилось. Повезло? Конечно, повезло. Но везение нужно еще и обуздать. Другой бы со временем заметался, бросился бы в эксперименты, «разделился» бы на ценные и менее ценные периоды. А Целков — нет. Художнику достало прозорливости, а скорее даже житейской хватки уцепиться за идею «масок» и кардинально больше ничего не менять. За полвека варьировались детали (добавлялись топоры, ножи, вилки, стулья, бабочки, кошки и прочие булавки, гвозди и веревки), значительно менялась и эволюционировала палитра, драматически росли размеры (музейные работы Целкова имеют просто исполинские размеры, по нескольку метров). Но основные «лица-личины» оставались прежними. Результат — абсолютная узнаваемость, большой рынок работ сопоставимого качества и отсутствие совсем уж выраженной «периодности» (то есть однозначного разделения на ценный и слабый периоды, хотя коллекционеры отмечают, что наиболее сильные работы Целков создавал в 1970-е —  1980-е годы). Все это вместе создает инвестиционную предсказуемость и серьезный коммерческий фронт — широкое поле для фантазий коллекционеров и для работы арт-дилеров.

Литературный анекдот

Когда-то Целков жил в Москве и очень бедствовал. Евтушенко привел к нему Артура Миллера. Миллеру понравились работы Целкова. Миллер сказал:
— Я хочу купить вот эту работу. Назовите цену.
Целков ехидно прищурился и выпалил давно заготовленную тираду:
— Когда вы шьете себе брюки, то платите двадцать рублей за метр габардина. А это, между прочим, не габардин.
Миллер вежливо сказал:
— И я отдаю себе в этом полный отчет.
Затем он повторил:
— Так назовите же цену.
— Триста! — выкрикнул Целков.
— Триста чего? Рублей?
Евтушенко за спиной высокого гостя нервно и беззвучно артикулировал: «Долларов! Долларов!»
— Рублей? — переспросил Миллер.
— Да уж не копеек! — сердито ответил Целков.
Миллер расплатился и, сдержанно попрощавшись, вышел. Евтушенко обозвал Целкова кретином...
С тех пор Целков действовал разумнее. Он брал картину. Измерял ее параметры. Умножал ширину на высоту. Вычислял, таким образом, площадь. И объявлял неизменно твердую цену:
— Доллар за квадратный сантиметр!

Сергей Довлатов. «Соло на ундервуде»

 

— Существует расхожая байка, растиражированная Довлатовым и Кабаковым, — о том, как вы продавали картины по сантиметрам.
— Это не байка. В дальнейшем я перешел на подсчет своей работы по квадратным сантиметрам. У меня не покупали все картины, но я все равно должен был их писать и на что-то жить. Покупателей было крайне мало, и я уже знал, какую часть у меня могут купить. Так как я писал большие картины, которые не надеялся продать, то маленькие должны были стоить достаточно дорого. Ведь не может большая стоить миллион, а маленькая три копейки. Может, это тоже шедевр. Как определить, хорошая работа или плохая? Тогда я придумал продавать по размеру. Довлатов придумал доллар за квадратный сантиметр, на самом деле был рубль.
«Сколько стоит?» — спрашивали. Я говорю: «Сейчас». Брал сантиметр и измерял, на сто или двести рублей. Однажды ко мне приехал Виктор Луи, знаменитый агент КГБ, который вывозил рукописи, и спросил, сколько стоит. Я ответил: «Двести сорок пять рублей». — «Ну, я вам дам двести». — «Двести сорок пять рублей». — «Ну, хорошо — отрежьте сорок пять». Я подумал: «Ну, сука, гаденыш какой!» Так и не купил ничего. Я у него никогда не был, но слышал, что у него большая коллекция, фонтаны на даче стоят.

В. Алексеев. «Целков — ты гений!». Цена квадратных сантиметров живописи //
Независимая газета. 22 октября 2004

 

 — Как вы сюда попали?
— Меня заманил Лобанов. Я у него картину приобрел из снобизма. Что-то белое... с ушками... Вроде кальмара... Называется «Вектор тишины»... Среди них есть талантливые живописцы?
— Да. Например, Целков.
— Это который? В джинсах?
— Целков — это который не пришел.

Сергей Довлатов. «Заповедник»

Есть еще один нюанс, который относится не столько к творческому потенциалу, сколько к сложившимся жизненным реалиям. Если прямо говорить, то к «понтам». Картины Целкова хорошо запоминаются — достаточно увидеть их хотя бы раз, чтобы вопроса об авторстве не возникало. Чтобы распознать Целкова, не нужно быть частым посетителем музеев. Кроме того, хорошо известно, что его картины как художника первого ряда довольно дороги. Словом, Целков — это заметно, это престижно, это статусно. При случае легко можно порадовать своей осведомленностью владельца, да и гостям не грех продемонстрировать такой признак своего успеха. Целков уместен и в рабочем кабинете, и в приемной, и в квартире и в загородном доме. Конечно, в каждом случае нужно подобрать правильный сюжет, но об этом ниже.

Инвестиционные риски. С точки зрения инвестиционных рисков работы Целкова тоже находка. Риск подделок минимален, если кто-то и рискнет, то разве что на спор. Начнем с того, что при всей кажущейся композиционной простоте картины Целкова не так уж просто подделать. Это долгая кропотливая работа, с массой тонкостей, переходов, которые легко выдадут чужую руку. Наконец, цвет, фоновая палитра — сложнейший материал для фальсификатора. Во- вторых, подтвердить авторство может и сам художник — слава богу, Целков жив-здоров. А еще у этого художника есть тетрадь, в которой с самых 1960-х годов он записывает параметры своих картин и фиксирует имя их первого покупателя. Такие методичные записи из наших спонтанных шестидесятников вели единицы. А вещь эта, открывающая путь к полноценной систематизации наследия, позволяет не только создать каталог-резоне, но и поставить надежный барьер на пути «неправильных работ».

На круг получается, что реальных инвестиционных рисков при работе с вещами Олега Целкова всего два. Первая опасность — сильно переплатить за хорошую работу. Вторая опасность — купить вещь относительно более слабую, а значит, менее ликвидную.

Правда, оба случая, прямо скажем, не смертельны. На переваривание завышенной цены уйдет разве что больше времени, а слабая вещь будет дольше и сложнее перепродаваться.

Кроме того, к числу инвестиционных рисков стоит отнести скорое неизбежное сокращение числа высококлассных работ, доступных на рынке. В одном из интервью Целков проговорился: «У меня довольно много картин на руках. Западные музеи за ними не рвутся, к тому же я картины не дарю, а предлагаю купить. А “купить” и “подарить”  — очень разные вещи. Но дарить мне неинтересно, поскольку в Европе мое искусство будет не так понятно, как в России». Но дело было все-таки четыре года назад, много воды утекло. Пока еще крепкие и значительные работы появляются на ведущих аукционах. Коллекционеры еще могу выбирать по принципу «лучшее — враг хорошего». Но такая ситуация продлится не долго. Может быть, еще год, полтора. А потом — острый дефицит, как это уже случилось с другими «неофициальными» художниками первого ряда.

Инвестиционный потенциал и прогноз ARTinvestment.RU. Если б пришлось составлять биржевой список «голубых фишек» в русском послевоенном искусстве, то Целков, пожалуй, единственный, кто безоговорочно мог бы возглавить сей реестр. С рыночной точки зрения у работ Целкова есть все, что нужно: яркий узнаваемый стиль, широкий ассортимент и относительная массовость (есть из чего выбирать), успешная аукционная история, понятный карьерный путь (нет подозрений в искусственной «раскрутке»).

Вообще-то «голубые фишки» обычно резко не растут, нет лага недооцененности — такова уж расплата за относительную надежность. То есть рывки возможны, но без драматизма. Для творчества Олега Целкова ARTinvestment.RU предполагает обычный ценовой «карьерный рост» свойственный произведениям признанных художников, — 20–25 процентов в год. А для лучших вещей и шедевров —  больше 50 процентов в год.

Олег Целков о рожах

 — Откуда же тогда возник миф о том, что Целков с потрясающим гротеском отразил советскую действительность?
— А из Гоголя возник: «На зеркало неча пенять, коли рожа крива». Вот и все. Гоголь не собирался с каким-то там гротеском что-то отражать — он писал, как ему бог на душу положит. А что там вычитывала в нем публика — ее проблемы. Тот, кому это лицо кажется зловещим или гротесковым, имеет на это полное право. Особенно если купит у меня картину и повесит у себя дома, вот на такой же веревочке.

— Знаю, вам надоел вопрос о том, как возник 44 года назад ваш персонаж — маска, лик, морда, рожа, как вы сами его называете. Но хочется узнать: за все то время, как он с вашей помощью орудует колющими и режущими предметами, что вы про нас благодаря ему поняли?
— Вы читали «Лолиту» Набокова? Какой там сюжет? В том, что у зрелого мужика роман с его 12-летней падчерицей? Да ни черта! Это роман о странностях любви. И о вечной правоте любви, что бы там ни говорили про нее посторонние. Любовь всегда нарушает какой-то сложившийся порядок, да? Значит, она в каком-то смысле преступление? И почему она нарушает порядок? Это не юридический вопрос. Юридические вопросы интересны только юристам, а это касается нас всех...
Я в каком-то интервью говорил, что, когда мне вдруг явилась эта рожа, мне стало понятно: это лицо не конкретного человека, а человечества вообще, в целом. То есть я, сам того не ведая, случайно стянул маску со всех лиц сразу. Я не ставил задачи «срывать маски», да и увидел я не «плохое» или «хорошее», а нечто более подлинное, подкожное. А то, что у каждого из нас под кожей, сближает нас всех. Я не могу иметь конкретных претензий ни к одному человеку, но я имею более чем конкретную претензию к массе людей, которые друг друга унижают, мучают, отправляют на тот свет. Эти претензии я вправе иметь и к прошлому, и к настоящему, и к будущему... Вот примерно такой ответ.

М. Поздняев. Олег Целков. «Я случайно сорвал маску с человечества» //
Новые известия. 29 октября 2004

В целом стоит признать, что Целков — это очень удобный художник для начинающих инвесторов. Нужно сильно постараться, чтобы как-то совсем уж необратимо напортачить с инвестициями в его работы; относительные инвестиционные риски мы уже оценили, а вариант «выброшенные деньги» в данном случае трудно себе представить даже гипотетически. Другое дело, что даже средние работы Целкова сегодня не дешевы: счет идет на десятки тысяч. А лучшие и вовсе стоят в диапазоне 200–450 тысяч долларов. И это, пожалуй, является главной проблемой для начинающих инвесторов. Но все-таки это пока не миллион. Впрочем, в среднесрочной перспективе все к тому идет — будет и миллион. И возможно, даже быстрее, чем мы думаем.

Мы также ожидаем, что в течение года с рынка в значительной степени будет вымыт циркулирующий объем работ именно наивысшего качества. Они осядут в собраниях, возникнет дефицит, что неизбежно повлечет заметный ценовой скачок. Словом, тем, кто планирует включить работы Целкова в коллекционные и инвестиционные собрания, стоит поторопиться.

Советы инвесторам. Какие критерии выбора можно порекомендовать? Чтобы работы было проще перепродать, нужно придерживаться нейтрального сюжета (чтобы личины были не совсем страшные и без другого сюжетного «криминала»). Плюс стоит отдавать предпочтение яркому цвету — особенно хороши у Целкова градиенты синего и фиолетового, правда, фиолетовый менее интерьерен, его обычно сложнее «вписать» в помещение. Еще обращайте внимание на размер. Покупается не для музея и продается в музей, поэтому предпочтительным является размер метр на метр, метр двадцать или метр пятьдесят (если позволяет помещение, хотя последнее уже многовато). Все, что крупнее, продать будет более сложно. «Мельчить», конечно, тоже не надо, Целков художник не камерный, да и не «голландец», поэтому работы скромного размера визуально здорово проигрывают. Конечно, нужно обращать внимание и на год создания. Лучше, чтобы были семидесятые-восьмидесятые (напомним, что разбирающиеся коллекционеры считают этот период наиболее сильным)… Но совсем уж упираться в период не стоит; помните, что высокое качество предпочтительнее хорошего года создания. Напоследок, чтобы не наделать ошибок, стандартный совет: следите за индикаторами инвестиционного риска для Целкова на сайте ARTinvestment.RU, мнение экспертного совета известно.

Опубликовано:  27 марта 2010
Просмотров:      4068
Автор:                Владимир Богданов


Инфорассылка
Хотите узнать о том, как Вы можете зарабатывать в Интернете тысячи долларов ежемесячно?


Введите Ваши данные в форму и нажмите на кнопку «Да, хочу!»
Подробнее о рассылке


Обновления на сайте












Никита Королев и Анатолий Белоусов,
Группа проектов «Киберсант-Медиа»
Издательство Инфо-ДВД Все права защищены, © 2008—2019

Смотрите также: наши контакты,
ответы на вопросы, форум и другие проекты.

Позвоните нам: или оставьте заявку на обратный звонок.
Подпишитесь на миникурс:
Читайте RSS канал —